(Александр Бедрицкий) Любые выборы – технологичны. В том смысле, что даже несущественное, на первый взгляд, процессуальное изменение может значительно повлиять на тактику предвыборной борьбы. Измените способ выдвижения кандидатов, их регистрации, и вы увидите насколько меняется картина избирательных кампаний буквально всех участников процесса.

С другой стороны, выборы – многомерны. Президентские или губернаторские выборы не похожи на выборы в представительные и законодательные органы власти. Обычно локальные выборы проходят в тени больших избирательных кампаний и на них не акцентируют внимание, ну, или они тихо проходят сами по себе. И остаются преимущественно незаметными. Единый день голосования вывел локальные выборы из тени и привёл к кумулятивному, но весьма ограниченному эффекту. Достаточно сказать, что 10 сентября прошли довыборы в Государственную Думу в двух субъектах, прямые выборы губернаторов в 16 субъектах, парламентов субъектов федерации – в 6 субъектах, одного главы административного центра, 11 представительных органов административных центров, двух законодательных собраний городов и одних выборов в представительные собрания округов одного города. Правда город назывался Москва и выборам в ней досталось больше всего незаслуженного внимания.

Прежде всего надо сказать, что функции, права и обязанности депутатов окружных собраний не имеют ничего общего таковыми депутатов парламента. Согласно российской Конституции, Государственная Дума является представительным и законодательным органом власти, чьи полномочия достаточно обширны: от разработки и принятия федеральных законов, до назначения или одобрения назначения ряда ключевых должностных лиц, а в отношении президента Дума может выдвигать обвинения для отрешения его от должности. Депутаты Думы осуществляют свою деятельность на профессиональной постоянной основе, они обладают неприкосновенностью: они не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, кроме случаев задержания на месте преступления, а также подвергнуты личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей.

Депутаты же муниципальных окружных собраний, даже с учётом полномочий, расширенных Собяниным в 2012 г., заняты совершенно другими проблемами и обладают совершенно иными полномочиями. Начнём с того, что муниципальные собрания не являются формой государственной власти, а служит лишь инструментом местного самоуправления. Советы депутатов имеют ограниченные возможности законотворчества – они могут предлагать проекты нормативно-правовых документов или предлагать изменения в уже существующие изменений в уже существующие законы, но лишь на территории того муниципального округа, где действуют их полномочия. Депутаты могут согласовывать перечни для благоустройства дворовых территорий и списки домов для капремонта, выбор участков для размещения гаражей и религиозных объектов, проекты землеотвода для капитального строительства до 1500 м2 и размещение нестационарных торговых объектов и сезонных кафе. Они даже могут выражать недоверие главе управы района. Но все их полномочия – это хозяйственная деятельность округа – то, что касается повседневной жизни людей, которые там проживают, ходят в магазины, работают, ходят и ездят по дорогам – все эти важные для каждого, именно для каждого, вопросы. Каждый депутат муниципальных округов завален жалобами и запросами от жителей, рабочими документами, реагировать на которые – его главная и непосредственная задача. И никакой политики! Никаких рассуждений о судьбах страны и мира. Конечно, депутаты могут поговорить и об этом, но, скажем, в курилке или в свободное время – у каждого своё хобби.

Более того, на постоянной платной основе работает не более 10% депутатского корпуса (именно к ним относятся ограничения в занятиях бизнесом). И уж конечно, депутат местного собрания. Как и любой другой гражданин страны, муниципальный депутат несёт ответственность и уголовную, и административную за противоправные действия. Несколько усложняется порядок его привлечения– для этого требуется поставить в известность прокурора и председателя выборного органа. Исключение составляют лишь те случаи, когда депутат задерживается непосредственно на месте совершённого им противоправного действия.

Из всего перечисленного хорошо видно, что представительные собрания муниципальных округов – это не о политике, это о хозяйстве. И результаты московских выборов очень чётко это демонстрируют. Из 1502 — общего числа депутатских мандатов по округам, «Яблоко» – как агрегатор «оппозиции», получило 176 мест — и это результат практически тотальной мобилизации оппозиционного актива, а традиционные парламентские партии вообще ничтожно малое количество. КПРФ – 43, «Справедливая Россия» – 10, ЛДПР – 2. И это, в общем-то, свидетельство того, что партийная система мало адекватна хозяйственным, внутренним, задачам развития и города, и страны в целом. Результат «Единой России» – 1152 мандата, прежде всего свидетельствуют о том, что в ней сосредоточены люди, от которых реально зависит решение насущных проблем горожан. Хорошо это или плохо, другой вопрос. Главное, что это так, как и то, что на местах нужны не говоруны, а хозяйственники.

Раз так, то имеет смысл задаться вопросом, кто что приобрёл в данной ситуации, а кто что потерял. На первый взгляд, это типичная win-win (без проигравшей стороны) ситуация. «Оппозиция» (именно в кавычках, потому, что после приставки «оп» всё же следует «позиция», а её – нет) смогла отчитаться об успехе и о том, что «москвичи их поддерживают». Организаторы выборов могут поздравить себя с кристально чистым администрированием, без тени использования административного ресурса и приписок. Власть, с одной стороны продемонстрировала свою открытость, а с другой, не отдала «оппозиционерам» ничего, от слова «совсем». Сами москвичи, да и вся страна на их примере, получили прививку от апатии на выборах – когда было показано, как отмобилизованное меньшинство может изменить политический расклад в свою пользу. Прививка оказалась сделанной в самое нужное время, а её качество, то есть отсутствие побочных эффектов, не вызывает сомнений. Вот только сама система местного самоуправления не получила ничего. Не потеряла, потому, что терять особо было и нечего, но и не приобрела, что жалко.

 

comments powered by HyperComments

Иван Родион © Все права защищены. Если Вы обнаружили ошибку в тексте, сообщите нам. Выделите фрагмент текста и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Загрузка...